About Bleach

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

About Bleach > Хинамори МомоПерейти на страницу: 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | следующуюСледующая »


Тесты c категорией "Хинамори Момо".
Пользователи, сообщества c интересом "Хинамори Момо".

пятница, 10 января 2014 г.
ТА-ДАМ! Аксайская 15:48:40
После долгих мучений всё же перевели.
С японского.
Автор: Манами
Переводчики: Atsui doujinshi(vk.com/at­sui_doujinshi моар додзинси)
"L-para"
­­
Подробнее…­­­­
­­­­
­­­­
­­­­
­­­­
­­­­
­­­­
­­­­
­­­­
­­­­
­­­­
­­­­
­­­­
­­­­
­­­­
­­




Категории: Додзинси, Хинамори Момо, Хитсугайя Тоширо, Хитсугайя/Хинамори
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
вторник, 10 сентября 2013 г.
Утёнок из леса персиков - третий и последний пост. Magurumagiku 03:12:41
Предыдущие здесь:
http://aboutbleach.­beon.ru/44240-216-ne­mnogo-samodejatel-no­sti.zhtml
http://aboutbleach.­beon.ru/44240-217-ra­zdelila-na-dva-posta­-dlja-udobochitaemos­ti.zhtml


Подробнее…Отношение персонажей к Хинамори Момо
а) Айзен и Момо
Много споров и вопросов вызывает отношение Айзена к Хинамори. Давайте попытаемся разобраться: Айзен Соуске уверен в том, что Хинамори не может без него жить. Не важно сейчас, из-за влюблённости или привязанности, важно мнение Айзена на счёт Момо. Подобная уверенность в полном понимании чувств и ценностей других людей, да и последующие действия Соуске говорят об его самооценке. О самовлюблённости и собственническом инстинкте. Он воспринимает себя, как Императора, а Момо – как своего самурая, жизнь которого без служения хозяину ничего не стоит. И, хотя Момо теряет Айзена не физически, а чувственно, её жизнь теряет всякий смысл для неё самой и поэтому её проще прирезать, дабы избавить от тоски по предателю-капитану. То, что Хинамори выживает и оправляется от травмы, он воспринимает как измену, предательство по отношению к хозяину, к себе. Счастье самурая в служении своему господину – на иное у самурая нет права. Айзен очень не любит марать свои руки – всякий раз брезгливо отрехает свой меч от крови: ещё бы! Он же Владыка, Бог, Император: задача и единственное предназначение остальных – убивать и умирать ради него. «Если вы больше не можете мне услужить, вам нет смысла жить. Умрите». По этой причине он не спасает никого из Эспады и убивает всё ещё «трепыхающуюся» Халлибел. Убирает Канаме после его проигрыша. По этой же причине он и пользуется руками Тоширо для повторного покушения на Момо. Однако помимо этого есть ещё кое что: Соуске прекрасно осознаёт то, из-за чего Тоширо его ненавидит. И как в айкидо он направляет энергию своего врага против него же самого. Он изощрённо убивает двух зайцев: не пачкаясь, убивает «предательницу-Момо» и морально уничтожает врага, аж с двух сторон разрушая его психику. С одной стороны: Тоширо осознаёт то, что ненавидимый им человек им манипулирует, и с другой – тот же самый человек заставляет его убить дорогого Хитсугае друга. Тем самым Соуске тешит своё самолюбие, возвышается в собственных глазах и лишний раз доказывает свою власть над другими.
А что мюзикл? В мюзикле, начнём с этого, Айзен Соуске моложе, чем в аниме или манге. Его играет, учитывая продолжительность выступлений, где-то двадцатитрёх – двадцатисемилетний Окучи Кенго, и играет, что естественно, по-своему чуть-чуть. С окружающими у его персонажа отношения не просто доверительные, а даже дружеские. Роль «доброго капитана Айзена» приправлена дружескими комплиментами и репликами благодарности. Надо сказать, что аниманга нас не особо порадовала бытовухой с капитаном Айзеном, а вот мюзикл изобилует. Даже от «предателя Айзена» веет иными настроениями. Грубо говоря, лайвовый Айзен с окружающими на более «короткой ноге», нежели аниманговый. Посему и отношение к Хинамори у него слегка иное, да «синдром Бога» не так запущен. Он в общем и целом теплее и добрее (даже в режиме пафос-бога, да), нежели исходный персонаж. Однако мюзиклы у нас только по ОД-арке, потому о том, что было дальше, можно только догадываться.
Пользуясь случаем, RIP старому касту и феспалм шинсеевцам – ибо нефиг на чужой славе деньги зарабатывать, коли сами – утконосы нелепые.

б) Тоширо и Момо
А что же касается отношения Хитсугаи к Хинамори? Несомненно, между ними тёплые чувства друг к другу. Это видно всем адекватным людям. Господа хейтеры же неспособны каноном отрицать то, что Момо для Тоширо – близкий, родной человек.
Однако вот в чём вопрос: близка она ему как родственница или как любимая? Здесь дяденька-Обоснуй весьма двояк и неоднозначен, и даже любимая мною розовая линия, соединяющая обсуждаемых героев на официальном арте трактуется по-разному. Лично я склоняюсь к тому, что Тоширо всё-таки любит её не как сестру. Но доказать это могли бы лишь признания и обжимания/поцелуи/прочее. А поскольку наш уютненький блич беден на подобное даже в канонных парах, то что говорить о ХитсуХине? Единственное, за что я, да и прочие мои «братья и сестры», можем цепляться – это злополучная розовая линия в сравнении с другими парами. О чём я? Сейчас поясню: Ичиго и Рукия связаны дружбой, т. е. жёлтой линией. Их социотипы совместимы только в дружбе, ибо глобальные цели расходятся, а мелкие совпадают. А вот Гин и Рангику соединены розовой линией и являются дуалами. Да ещё и, о, чудо! – мы имеем дело с признанием со стороны Ичимару и даже частично со стороны Рангику. Вот уж Кубыч и аниматоры расщедрились, нечего сказать! И теперь, отталкиваясь от того, что любовников соединяют розовой линией, мы можем справедливо полагать, что ХитсуХина – канон. Так же на линиях присутствуют надписи, вероятно, объясняющие почву, на которой возникли те или иные взаимоотношения. У Тоширо и Момо взаимное «беспокоится друг о друге». И имеется ввиду не нервозное переживание, а забота.
В этом плане мы, ХитсуХиновцы, можем сунуть свой нос в мюзикл, а вернее в песню «Bengara Kooshi», где Хинамори и Тоширо поют дуэтом следующее:
« М: Промокая под проливным дождём,
Я пела преисполненную чувствами песню.
Мои щёки уже стали бледны, как Луна,
Однако тот, кого ждала я, так и не пришёл.
Т: Мне не ясно, что сокрыто в сердце у неё.
М:Мне не ясно, что сокрыто в сердце у него.
Вместе: Нас как будто разделяют бенгара кооши…
Т: Откроешь ли ты мне эту дверь?
<…>
Т:Заметь ты чувства, что живут в моём сердце!
М:Нет, прошу, не смотри на меня такими глазами…»
…и тут нас ждёт лёгкая подлянка от режиссёра: господин, как там его по батюшке, намутил ворох, вагон и маленькую тележку любовных треугольников и приправил всё пейринговым фансервисом, дабы собрать зал, и зал собрал, а вот нам теперь за дядей-Обоснуем не ясно, куда кидаться. В общем, господа, хотите мало-мальски канонного обоснуя – РМБ создан для Вас! Там вам и КираХина, и ХитсуХина, и ИчиРук и даже АйзенГин да ГинТоши! Только, ИчиХимы, рано не радуйтесь: вас там ждёт сюрприз под названием СадоХиме. А так там всё вплоть до Мадараме/Сойфонг и Кира/Тоширо. Кампай, что тут ещё сказать…

в) Рангику и Момо
Отношение Мацумото к Хинамори трудно назвать дружеским. Скорее это беспокойство за своего капитана и чувство наставничества. Сейчас поясню: эмоциональное состояние Тоширо напрямую зависит от состояния Момо, и Рангику это прекрасно понимает. Потому, проявляя беспокойство за капитана, она так или иначе обращается к тому, как себя чувствует лейтенант пятого отряда. Что же до наставничества, то тут всё и того яснее: Рангику старше и, коль оказалась с Хинамори «рядом» то и инстинктивно направляет её. Хотя обе они на самом деле и оказались в одной лодке, Мацумото эмоционально показывает своё возрастное превосходство и в битве над фальшивой Каракурой шефствует над Хинамори. Видя то, как Момо переживает предательство Соуске, Мацумото не может не думать о том, что же теперь стоит между ней и Гином. Смею заметить, что отношение Рангику к Ичимару за всё время от предательства до смерти последнего не менялось, из чего справедливо можно сделать вывод о том, что женщина не могла найти ответа на вопрос «как же о нём думать теперь?». Технически (если можно так выразиться) ответ напрашивается один, однако сердце Мацумото не желает его принимать, не разобравшись. Ибо любит. Хинамори же, пусть и бурно, но пережила предательство и нашла для себя ответ: «Теперь он враг Общества Душ» – Момо даёт понять, что в отношениях с Соуске у неё были преимущественно «деловые» чувства, т. е. симпатии к нему как к старшему по званию, опыту и уму, а теперь она, как старшая по званию в пятом отряде, несёт на своих плечах ответственность за этот отряд и отбрасывает личные симпатии, сводя своё отношение к бывшему капитану к необходимому в интересах Готея-13 и соответствующему правилам социума. Так же Момо, даже если и не отбрасывает, то как минимум прячет личную обиду на капитана, чем лишний раз доказывает свою «профпригодность». Мацумото, наблюдая за такими изменениями в своей «ревизируемой», обращается к своим чувствам к Гину, задумываясь, может ли она сама принять подобное решение. Так или иначе она начинает сравнивать себя с Хинамори и мельком-немельком, но примеряет на себя её «шкуру», её выводы и изменения. Сближает их не только Хитсугая, но и предательство капитанов. Но это не дружба, а своеобразное сравнение себя с «товарищем по несчастью». В итоге, как мы помним, более зрелая Мацумото решает сама во всём разобраться и идёт за Гином. Стоп! А теперь все дружно вспомнили, кто поступал так же? Хинамори, когда встал вопрос о предательстве Хитсугаи! В свете этого справедливо будет полагать, что чувства Момо к Тоширо имеют ту же природу, что чувства Рангику к Гину.
Отдельно хочется отметить, что Иноуэ Харуми, отыгрывая сцену с передачей письма, говорила более мягким и доброжелательным тоном, нежели сейю Рангику. Да и в мюзикле все девушки друг к другу ближе, чем в исходных канонах. Так что, если брать выступления, то безусловно подруги, но в аниманге – не очень.


г) Тобиуме и Момо
В датабуке о Момо говорится: «любит персики, не любит сливы», а имя занпакто переводится как «Летящая слива». Вероятно, это намёк на нелюбовь Хинамори к сражениям. Момо миролюбивый человек, но у неё взрывной характер – этим и объясняется способность меча. Сама же Тобиуме, несмотря на то, что названа нелюбимой Момо едой, относится к своей хозяйке с любовью и заботой. А при посторонних так вообще зовёт её «Момо-сан», то есть, на «Вы». Она хорошо знает свою хозяйку и, даже будучи под воздействием силы Мурамасы, пыталась её образумить. Кроме того, даже после того, как они с Хинамори подрались, Тобиуме запретила Хайнеко говорить про девушку гадости. «Она не старуха! Если ещё раз обзовёшь этого прекрасного человека старухой, пощады не жди!» – вот что кричала Тобиуме в ответ на колкость Хайнеко. Она очень любит свою хозяйку и заботиться о ней. Кроме того, то, что Момо и Тобиуме так похожи внешне, говорит об искренности Хинамори с самой собой и о том, что девушка психологическим возрастом совпадает с внешностью.

Дополнительно: «Выражение её чувств делает Момо очень популярной среди других отрядов» – цитата из датабука. Так что Хинамори любима многими канонными героями, просто признайте.

Сильные и слабые стороны
Сильные стороны:

а)Кидо
С самой академии Хинамори отличалась в Кидо. Из всего класса она и Кира были единственными, кто попал по мишени. При чём у Момо выходило это делать по наитию, инстинктивно. Так же она сумела применить тридцать первый уровень хадо в стрессовой ситуации. Момо помнит и знает множество кидо и безошибочно подбирает их по ситуации, а стрессы не мешают ей точно исполнять заклятия. Так же у неё превосходный контроль над реяцу и над уже созданными кидо, небывалый талант к комбинированию заклятий, что встречается редко. Почему редко? А потому что самый бывалый эспадовец был удивлён двойному заклинанию в исполнении Рукии. Хинамори способна создавать огромные для простого лейтенанта кидо – превосходящая её и многих прочих лейтенантов в опыте Рангику отметила, что «никогда не видела такого огромного Фущиби».

б)Мораль
Так же хороша система ценностей Хинамори. Дороже всего те связи, что установились раньше. Дороже всего – жизнь. Самое главное – счастье близких. Однако Момо готова переступить через свои принципы, если этого требует долг. В отличии от того же Иккаку. Хинамори способна бороться со своими чувствами и загонять их «далеко и на долго» в отличии от, например, Рукии, что позволяет себе легкомыслие встать спиной к противнику, превосходящему её по силе, да регулярно поддаваться эмоциям. Хинамори начитанная образованная девушка, умеющая вести себя в обществе и держаться на людях. Несмотря на бурную эмоциональность, что проявляется рядом с близкими, Хинамори спокойна в формальных обстановках. К тому же девушка очень вежливая, как истинная японка.

в)Смекалка
Хинамори прекрасно подмечает детали и делает выводы. Это не совсем анализаторское мышление, как у Урью, к примеру, а скорее смекалка. Момо находит хороший выход из ситуации с побегом Абарая, да и сразу же понимает, что старый друг решил ввязаться в передрягу. У Момо очень хорошо развита интуиция, что видно в той же ситуации с побегом Ренджи на битву с Ичиго. К тому же, не стоит забывать, что план Хинамори по поимке трес бестия сработал в полной мере.

г)Сила духа
Хинамори очень волевая, ибо иначе бы так до конца блича и просидела в дальнем уголке, боясь узнать правду или извиниться. Трудно решиться на нападение на близкого человека только потому, что он может оказаться предателем. Трудно сомневаться в словах человека, которому безгранично доверяешь. Трудно пытаться сопоставить факты, видя перед собой залитый кровью зал. Трудно выйти на улицу после того, как едва не убил тот, кому верил и кем восхищался. Трудно сказать простое «извини». Тяжело сражаться против армии бывшего капитана. И, разумеется, трудно, будучи первокурсницей, бросится в битву с пустым, что только что убил на твоих глазах двух шестикурсников.
Не менее трудно сдерживаться, когда всё тело едва не в муку смяли и не плакать. Человек, назвавший Хинамори плаксивой, просто не тем местом блич читал/смотрел, ибо Момо очень редко плакала. На деле же – когда умер Айзен, когда на Тоширо напала, когда ожил Айзен, да когда перед Тоширо извинялась – и то только глаза заслезились. Сами подумайте: у вас умирает дорогой человек, да не просто умирает – его убивают. Что, с покерфейсом стоять? А потом – о, чудо! – он оказывается жив и своим «спасением» сразу опровергает то, что ваш «названный брат» может быть убийцей. Как не заплачешь от счастья? А потом, когда сквозь мрак предательства и одиночества прорывается лучик тепла и заботы – глаза так или иначе от света заслезятся. Зато когда изранили всю, Момо держалась – просила излечить Рангику. Когда мечом насквозь проткнули – не плакала.
И даже несмотря на то, сколько времени её преследовали неудачи, Хинамори не разлюбила жизнь – она по-прежнему излучает тепло, всё ещё любит жизнь. Не отчаивается, несмотря ни на что. Идёт вперёд и после каждого падения поднимается и пробует снова.
Момо очень сильна духом. Необычайно сильна.


Слабости:
Не бывает идеальных людей. Не бывает идеальных персонажей. Момо пуглива, легко поддаётся агрессии и панике. Она склонна излишне драматизировать события и значительно преувеличивать свои проблемы. Порой, поддавшись страху, девушка становиться беспечной. У неё путаются мысли в голове под воздействием всё того же страха.
Она очень импульсивна и эмоциональна, из-за чего складывается ощущение неуравновешенной психики. Масла в огонь плеснули аниматоры со своей увеличенной перспективой в сто двадцать шестой серии. Сайто Кумико тоже внесла свою лепту: в мюзикле Хинамори действительно будто тащилась по Айзену.

Вывод

Набор черт характера и качеств получился весьма обширный: самоотверженность, смекалка, хорошо развитая интуиция, кротость, чередующаяся со вспыльчивостью и дерзостью, задорство, решимость, жизнелюбие, эмоциональность, гипербализирование проблем, честность с собой, доброта, общий позитивный настрой. А, поскольку сила занпакто напрямую связана с характером, то можно утверждать о накапливающихся внутри сильных эмоциях, которые Момо подавляет в себе и сдерживает, чтобы в один прекрасный момент всё выпустить на врага. Так же не стоит забывать о силе воли и способности к самовнушениию. И, несмотря на эмоциональность и вспыльчивость, Хинамори довольно быстро возвращается к мирному течению жизни.
И так, в итоге, после всех этих разборов мы имеем типичного гамлета без отклонений и с маячащим на горизонте дуалом-максимом.
Что же касается сюжетной значимости – Момо определённо нужна в Бличе. И не просто для раскрытия характеров Тоширо и Соуске. Ибо раскрытие характеров – это не «просто». Благодаря ей мы лишний раз убеждаемся в «синдроме Бога» у Соуске и видим то, что Хитсугая на самом деле человек тёплый и приятный – но не со всеми, а только с Момо. К тому же, помимо раскрытия характеров, Момо сама по себе одна из редких гамлетов в сюжете блича. На её примере прекрасно раскрыт один из типов поведения людей, превосходно показано, как даже юная девушка может пережить столь тяжёлые удары судьбы. Хинамори – пример потрясающего жизнелюбия, и при этом она – не типичная няшка-кавайка. За ней тоже свои погрешности и отступления от типажа «кавайного элемента». В Хинамори так же есть что-то от яндере, есть что-то от моэ – совсем по чуть-чуть, и эти черты прекрасно дополняют её, благодаря чему образ не кажется односторонним и скучным.
Без Хинамори мы бы не увидели в полной мере Хитсугаю и Киру, не насмотрелись бы на добрую личину Соуске и не поняли бы лучше его «истинное» я. Без неё не было бы Шухея и Рангику, а Ренджи бы после битвы с Ичиго так и остался бы помирать от потери крови.
Момо очень интересный и, несомненно, положительный персонаж с массой достоинств. Она не ненужная и не бессмысленная. Образ Хинамори прекрасен, несмотря на то, что её так мало показывали. За эти редкие краткосрочные появления её прекрасно раскрыли и показали с многих сторон. Посему, если же после прочтения моей статьи хейтер останется при своём «плаксивая наивная дурочка, которая всегда во всём виновата», то мне остаётся только посочувствовать его IQ, что наверняка затерялось где-то в районах плинтуса.


С любовью, ваша, господа читатели, Василёк.
#явсёсказал.


Категории: Хинамори Момо
Прoкoммeнтировaть
пятница, 23 августа 2013 г.
Немного самодеятельности. Magurumagiku 06:05:36
Утёнок из леса персиков или "Не обижайте Момо!"

часть 1.




Вступление.

Здравствуйте!
Обращаюсь к вам я – Василёк - и заранее извиняюсь, если встретятся опечатки.
Данная статья была запланирована давно, писать хотели в соавторстве, но соавтор странным образом исчезла. Надеюсь, она не разозлится на то, что я начала без неё.
Наверное, Вы уже читали мою статью о МС в Бличе. На этот раз я тоже работаю по бличу, но с одним единственным персонажем.
Речь, как Вы, должно быть, уже догадались, пойдёт о «лейтенанте с самым милым именем» -- Хинамори Момо.
Образ Момо в бличе – весьма сложен и не настолько однообразен и уныл, как может показаться на первый взгляд. С ней связано множество предрассудков, недодумок, непониманий. Судят о ней чрезмерно односторонне, считая лишь наивной глупой фанаткой Айзена. К несчастью, многие даже считают, что она – не просто слабейший лейтенант, она вообще ничего не достойна и просто мусор. В этой статье я хочу развенчать некоторые мифы и показать, что, господа ненавистники, Вы не имеете для своей ненависти никакого канонного обоснуя помимо собственных эмоций. Да ещё, порой, корите Момо во всех смертных грехах, не замечая их же за другими персонажами. Вы ненавидите Момо – утверждаете, что это за то, что она фанатела от Айзена, но при этом лояльны к Сойфонг, Ичиго, Рукии, Хисаги, Улькиорре, Халлибел и её франсьёнам. Ненавидите Момо за слабость и при этом забываете, на сколько сильна Тобиуме и на сколько трудно управляться с несколькими кидо одновременно. Хинамори у вас козёл отпущения – находящаяся в полубессознательном­ состоянии она, если вам верить, сама себя на Хьёринмару насадила и она, опять же, виновата в том, что капитаны и Синдзи открылись. Она виновата в том, что Айзен всех на*бал. Она, а не Ичиго, который должен был предупреждать капитанов. Она, а не Гин, выступавший в ОД арке в роли провокатора Хитсугаи.
Конечно, я не говорю, что Момо прямо-таки идеальна. Я говорю, что она попала в немилость фанатов совершенно незаслуженно и, если Вы, господа, так её не любите, то соизвольте не любить ещё добрый десяток персонажей Блича.
На сём вступление прошу считать оконченным.

Подробнее…Отношения с персонажами.

а)Момо и Айзен.
В основном возмущений много именно из-за её отношения к Айзену. Как это выглядит в глазах большинства? «С первой встречи и до конца дней своих дура-момо таскается за Айзенито и вздыхает по нему. Она в него втюрилась.»
А теперь прошу прощения за то, что сейчас буду ломать вышенаписанное утверждение. По частям, пиплы, по частям. «С первой встречи…» - уже не верно! Дамы и господа, каким местом вы читали мангу? Том 15, глава -17, страница 29. Диалог Момо и Изуру:
--Они так сильны…
--А?
--Ну, эти капитан и лейтенант.
--А, да… Они сильны.
--Сможем ли мы стать такими же, как они?
Как видите, никакого Айзена – Момо говорит и о капитане, и о лейтенанте пятого отряда, не уделяя особого внимания кому-то одному. Так же прошу напомнить, что в аниме, когда студенты столпились посмотреть на капитана (чего в манге не было) не одна Момо была под впечатлением. Да и чего Вы хотите? Они студенты, для них все капитаны (приди туда хоть Комамура, хоть Зараки) – круты. А вас, ненавистники, послушаешь, так Момо будто прямо на шею с первой встречи была готова кинуться к Айзену. Поверьте, точно такое же впечатление на неё мог произвести кто угодно! Просто это сделал Айзен. Просто он появился в тот момент с ревизией. Так уж получилось. Она с тем же успехом могла тащиться в итоге и от Бьякуи, и от Уноханы, и от Шунсуя.
Далее. «…и до конца дней своих…». Почему-то Вы считаете, что Хинамори никогда не отступится от своих чувств к Соске, на чём же это основано? Хотела бы я знать. Её чувства постепенно сошли на нет – начиная от нервного сдвига перед Тоширо, продолжая рефлекторным «капитан Айзен» и заканчивая уже полным пофигизмом касательно этого человека (она уже спокойно бегает за Синдзи в качестве лейтенанта и не противилась его назначению, у них доверительные отношения, а я не думаю, что Хирако стал бы сближаться с тем, кто до сих пор прётся по Айзену). Так что и здесь мимо.
«…таскается за Айзенито…» - тут вы от части правы. Да, она таскалась за Айзеном, но это ей, во-первых, долг твердил (лейтенант forever рядом с капитаном), а, во-вторых, к кому ещё обратиться, как не к душевному и понимающему человеку за помощью? То, что она пришла к нему в ночь – это проявление собственной духовной беззащитности, а не фанатения от Соске. Что поделать, если добрый капитан Айзен был так умело «сшит» нахалом? И не одна Момо была подобным образом одурачена – даже Хитсугая до самого конца не мог и предположить того, что за всем может стоять Айзен. Так что это не она дура – это Айзен мастер своего дела. Или она и в этом виновата?
Да, на первых порах было восхищение, она была в восторге от своего тайчо – вы, осуждая её за это, забываете, что Ренджи превозносит Бьякую, Сойфонг на столько фанатеет от Ёруичи, что даже через столетие это не прошло (у Момо прошло за несколько месяцев, прошу напомнить, при этом и Соске, и Шихоин были в их головах на одинаковых позициях - предатели), Тоширо постоянно таскается за Момо, Хайнеко обожает Хьёринмару, Халибел обожествляет Айзена, Улькиорра поклоняется ему, Апачи, Сунсун и Милароза безгранично преданы к Тие, Пеше и Дондочака forever с Неллиел, а Нел никак не оставит Ннойтору; что Тесла, не смотря на все пинки, не перестал быть франсьёном Джируги, что Гриммджоу поклонялась его фракция, что Хисаги очень долго не мог пережить потерю Тоусена, что Тецудзаемон – образец преданности Комамуре (даже не зная, как он выглядит, он верит ему и подчиняется), что Саджин ни за что не отступится от слов Генрюсая, что Сасакибе Чоджиро отказывался становится капитаном лишь потому, что не желал оставить своего наставника; не говоря уже о Рукии, безмерно восторженной своим дорогим братом, Кире, с трудом представляющим жизнь без Ичимару, Рангику, бегующую вслед за Гином с тяжёлыми повреждениями и Ичиго, навеки любящим свою покойную мать. А чего стоит «Куроски-кун» Иноуэ, я вообще промолчу. Как видите, отношений, подобных Момо-Айзен, в бличе целые горы можно набрать, если копнуть по глубже, а ненависти от чего-то удостоилась лишь Момо.
Кстати, Момо не любила Айзена. Любовь основана на понимании, а понимание легко перекрывается восхищением.

б)Момо и Тоширо
Уууу, это, разумеется, моя тема.
На словах антифанов Момо это выглядит так «Она его ни во что не ставит». От чего же вы так решили, господа? Только потому, что она восторгалась Айзеном? Неужели, восторгаясь одним, нельзя ценить другого? Пойдём-ка мы по методу «от противного». Если представить, что Момо игнорирует белячка, то как объяснить её слёзы во время нападения на него? Как обьяснить, что она спрашивала у него совета? Как объяснить, что её разрывало на кусочки? Что она не хотела верить в написанное в том письме? Зачем ей тогда нужно было связываться с Хитсугаей (для этого она должна была обратиться к Командиру, а, я думаю, не нужно объяснять, сколько для этого нужно смелости – просить у Ямамомто помочь решить личную проблему)? Зачем она извинялась, почему снова плакала? Если он ей безразличен, не проще ли просто начихать на это? Но она так не сделала. Да, она сорвалась, но этому виной надломленная психика девушки – желание извиниться было искренним. Иначе бы поведение было иным.
Теперь перейдём к тому, что было только в аниме. Филлеры про занпакто: помните, как Тобиуме провоцировала Момо? «Тебя все предают, тобой пользуются, даже Рангику ни разу в твою сторону не взглянула» - ни одного упоминания о Хитсугае. Вроде бы, не существенно, но подумайте только: занпакто упоминает Тоширо, у Момо в голове возникает ассоциация «Хитсугая – верный друг» и вся попытка Тобиуме обнуляется. Меч не на столько глупа, чтобы просто забыть об этом. Она знала, что, если напомнит о Тоширо, то этим самым сломает своё первоначальное утверждение: «Не все люди добры к тебе».
Далее, филлеры о регаях. Для начала – кто такие регаи? Это созданные по образу и подобию оригинала клоны. Они испытывают те же чувства, у них те же стремления. Они лишь лишены права ослушаться Кагерозу, да более агрессивны. Регай Момо был выпущен аж в двойном экземпляре – всё для того, чтобы победить, запутав, Хитсугаю. Помним, что делали Момо, пока им приходилось бить Тоширо? Извинялись и плакали. Они испытали не меньше страданий моральных, чем Тоширо – физических. И, как и в случае с письмом, они говорили «Широ-чан». Если Момо не вредничает, то она называет его Белячком только в отчаянных ситуациях. Когда сама на грани, когда саму разрывает изнутри. И поэтому филлер – очередное доказательство того, что для Момо Хитсугая – очень важный человек.
И я, так и быть, молчу про то, что на офицальном арте нарисовано, что Хинамори, если и не любит, то испытывает далеко не родственные или дружеские чувства к «Широ-чану».

в)Момо и Кира с Абараем.
Зачастую от чего-то забывают про дружбу этой троицы. Даже ума не приложу, почему? Они всегда, с первого курса, были вместе – с той самой полевой тренировки, а то и раньше (Кира уже что-то чувствовал к Момо, да и Абарай относился к девушке по-дружески). Как вы полагаете, стал бы Ренджи дружить с наивной дурой? А Кира? Неужели по-вашему он полный идиот? Редкая девушка находит себя в компании парней, и, если уж Хинамори нашла себя в мужской компании не как блядина, а как бро, то это уже само по себе отрицает то, что она – наивная кавайная идиотка.
Как говорят умные люди «Парни не дружат с идиотками. А если и дружат, то парни сами – дебилы.» Слова, между прочем, не молодого человека, нет – автору этих слов уже шестой десяток и, поверьте, он знает, о чём говорит.

г)Момо и Рангику.
Странные и сложные у них отношения. Вроде, они часто вместе, но на подруг лучших не тянут. Ну не тянут и всё тут. Может, это ИМХО, но я не вижу их лучшими подругами. Кто для Момо Рангику? Опытная женщина, лейтенант десятого отряда, правая рука Хитсугаи-куна… просто хороший человек, с которым приятно говорить. Не думаю, что тут есть что-то большее. Хотя порой (глава о дне рождения Тоширо) Момо и отчитать может, упрекнуть Рангику. Что, кстати, лишний в её сторону плюс – она не пресмыкается перед другими.

д)Момо и Нанао
Не стоит забывать и об этом – девушек объединяет любовь к книгам. И пусть вместе они, вроде бы, не светились, но есть информация о том, что они – лучшие подруги.

е)Момо и Тобиуме
«Когда мне было одиноко, Тобиуме всегда поддерживала меня» -- говорит Момо Хитсугае-куну и Рангику-сан в присутствии Исане. «Нельзя так говорить о своём занпакто, Рангику-сан!» - возмущается она парой секунд ранее на оскорбление Хайнеко. Хинамори очень ценит Тобиуме, они связаны неразрывно – Момо понимает это и всем сердцем пожелала вернуть Тобиуме, когда та ушла. Уверенно выступив против неё, Момо проявила ещё большую твёрдость, чем Ренджи и Ичиго, котрые побоялись сначала сразиться со своими мечами. Не говоря уже о Рукии, которая до последнего не желала стычки с Соде но Шираюки. Смею заметить, что это рвение Момо выразилось не в бессмысленной агрессии, а твёрдости и попытке уладить всё словами для начала. Однако Момо, поняв, что это не сработало, перешла к решительным действиям, с помощью Рангику-сан, конечно же, пленив и Хайнеко, и Тобиуме. Однако Хинамори не причинила своей занпакто вреда – отношение её нежно и трепетно.


продолжение: http://aboutbleach.­beon.ru/44240-217-ra­zdelila-na-dva-posta­-dlja-udobochitaemos­ti.zhtml

Категории: Хинамори Момо
комментировать 23 комментария | Прoкoммeнтировaть
вторник, 20 августа 2013 г.
Продолжая тему видео... Magurumagiku 13:41:11
...смотрел и офигивал: Хисаги/Хинамори
­­


Категории: AMV, Хисаги/Хинамори, Хинамори Момо, Хисаги Шухей
комментировать 10 комментариев | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 12 августа 2013 г.
Беглецы Magurumagiku 10:37:01
­­


Категории: AMV, Мюзикл, Абараи Ренджи, Кучики Рукия, Кира Изуру, Хинамори Момо, Айзен Соуске, Хитсугайя Тоширо
комментировать 9 комментариев | Прoкoммeнтировaть
вторник, 11 июня 2013 г.
Save my heart for you J. Moriarty 13:36:16
­­

Категории: AMV, Хинамори Момо, Хитсугайя Тоширо, Хитсугайя/Хинамори
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
понедельник, 3 июня 2013 г.
03/06/2013 J. Moriarty 16:59:26
С днём рождения, Хинамори!
­­

Подробнее…­­ ­­ ­­ ­­
­­ ­­ ­­ ­­ ­­
­­ ­­ ­­ ­­


Категории: Хинамори Момо, Хитсугайя Тоширо, Хитсугайя/Хинамори, Тобиуме, Арт
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 20 января 2013 г.
WoodElf 15:19:58
Запись только для зарегистрированных пользователей.
четверг, 17 января 2013 г.
Somewhat new J. Moriarty 06:55:44
Выложу свои арты, штоле х)

­­
Подробнее…­­
­­
­­


и колоринги :3
­­

Подробнее…­­


Категории: Рисунки, Кучики Рукия, Хинамори Момо, Хитсугайя Тоширо, Хитсугайя/Хинамори, Хирако Синдзи, Колоринги
комментировать 11 комментариев | Прoкoммeнтировaть
пятница, 4 января 2013 г.
WoodElf 15:30:18
Запись только для зарегистрированных пользователей.
среда, 2 января 2013 г.
Лучший мой подарочек - это ты. Майгель 13:15:35

ты - мой патрону­с, девочка­, ты - мой лев

Автор: Хель (ленивая лисица)
Бета: не имею
Персонажи: Хинамори Момо, Хитсугая Тоширо, Мацумото Рангику, мельком Хисаги Шухей, Нанао Исе, Кира Изуру, Ренджи Абарай, Исане Котетсу
Рейтинг: G
Жанры: Гет, Романтика, Юмор
Размер: Мини
Статус: закончен
Описание:
У Тоширо намечается день рождения. Момо не знает, что ему подарить. На помощь приходит Мацумото. Только вот сложится ли праздник?
Посвящение:
LENORE_Ai_
благодаря фанфикам этого замечательного человека я полюбила этот пейринг, и свою первую попытку написать что-либо по нему посвящаю ей.
также хочу отметить, что намёк на КироГин сделан для одной няшки, которую не буду разглашать)
Примечания автора:
с недавних пор у меня появился любимый ОТП в Бличе. И это ХитсуХина.
первый мой фанфик, где Момо не страдает по Айзену. И мне он нравится)


Подробнее…Момо сидела посреди комнаты, сложив руки на коленях. Со стороны казалось, что она в покое, но в головке девушки происходила напряжённая мысленная работа.
Момо решительно не знала, что делать.

Вчера она случайно услышала (ну или подслушала) разговор Мацумото с Шухеем. Рангику приглашала Хисаги на попойку в честь дня рождения капитана Хитсугаи. И Момо в ужасе поняла, что у Тоширо скоро день рождения.

Нет, она знала, что у него есть день рождения. У всех он есть. Даже у Генрюсая-доно. В день рождения Генрюсая-доно капитаны всегда устраивали шумный сабантуй, после чего Нанао-тян всегда ходила злая, а Кёораку-тайчо – грустный и в измятом хаори. Но Генрюсай-доно – это другое. Хитсугая же ни разу не отмечал свой день рождения. Даже в детстве, когда они вдвоём жили у бабушки.

И это серьёзное упущение Момо решила исправить!
Сначала она хотела догнать Рангику и попросить её организовать праздник, но тут же передумала. Тоширо и так бесится от вечных гулянок своей фукутайчо, а если гулянка будет в его честь… в общем, Хинамори не думала, что ему будет приятно. И вообще, насколько Момо знала Хитсугаю – ему не нравились шумные праздники.
Так что Хинамори решила поступить просто. А именно – не устраивая праздников, подарить Тоширо подарок.

И сейчас, сидя на футоне, она напряжённо мыслила в направлении «что дарить-что дарить-что дарить». Момо совершенно растерялась, она не представляла, что может понравиться Хитсугае. Подари она ему конфеты – разозлился бы, мол, считает ребёнком. Подари она игрушку - ей вообще не жить. А что можно дарить ещё – Момо и не представляла. Её знание о подарке на день рождения ограничивалось мягкими игрушками и конфетами. Ну не цветы же ему дарить?

- Матсумото-сан, - осторожно спросила Момо, - а что вы подарите Хитсугае-куну?
Рангику улыбнулась и поправила волосы.
- Пару дней покоя… - задумчиво произнесла она.
Момо вздохнула.

- Исане-сан, - поймала Момо лейтананта Йонбантая за рукав, - а что вы дарите на день рождения Унохане-тайчо?
Исане просияла улыбкой.
- Я пеку ей пирог! Такой, как она любит, с шоколадом и яблоками.
Пирог – это уже что-то, - Момо на всякий случай попросила у Исане рецепт.

- Кира-кун, - в перерыве между тренировками спросила Момо, - а что ты даришь на день рождения Ичимару-тайчо?
Кира густо покраснел и сделал выпад в сторону Ренджи – они как раз сражались на мечах. Абарай ехидно заржал и отразил удар.
Момо не собиралась сдаваться.
- Абарай-кун, а что ты даришь на день рождения Кучики-тайчо?
Ренджи поперхнулся и чуть не пропустил удар Киры.
- Ну… в общем-то.. ничего. А зачем? Ему всё равно ничего не понравится, чёртовому аристократу!
«Как у них всё запущено!» - грустно подумала Момо.

- Нанао-сан, - заглянув в кабинет лейтенанта Исе, спросила Момо, - а что вы дарите на день рождения Кёораку-тайчо?
Нанао злобно оскалилась.
- А что я могу дарить этому алкашу! Он же свой день рождения неделю отмечает – три дня до и три дня после! Я его потом по кусочкам собираю! Алкота капитанская! Сначала бухает, потом у него голова болит, а я должна работать! А у меня голова никогда не болит! Конечно, я же робот! Андроид! Искусственное тело! Гигай ходячий!
Прямо посреди гневного монолога Нанао Момо аккуратно и быстро смылась.

«Я не умею печь», - расстроено подумала Хинамори, стоя перед плитой. – «Только испорчу подарок, да и сожгу что-то, чего доброго!»
Пирог отпадал.
Что приготовить ещё – Момо не представляла.
- Момо-чан, - услышала она позади голос Рангику, - пирог можно в магазине купить. У меня как раз есть карточка постоянного покупателя!
- Но я… - заикнулась Хинамори.
Мацумото обняла её за шею и ткнулась грудью в её плечо.
- Поверь, Момо-чан, лучше всего будет устроить тихий домашний праздник. С тортом, свечами и ужином на двоих. И вам хорошо, и мне… - тихо добавила Рангику, - а как романтично будет!
- Р-романтично? – охнула Момо.

Когда она погасила свет в комнате Хитсугаи (ключ ей отдала заботливая Рангику), и зажгла пару свечей, обстановка и вправду стала какой-то родной и домашней. Заранее заказанный ужин стоял на столике, посреди стола красовался большой шоколадный торт. Момо завязала волосы в аккуратный праздничный пучок, не став перевязывать волосы тряпочкой, а слепив на голове что-то вроде конского хвоста (правда, хвост получился довольно жиденький). Надев новое платье, которое презентовала ей Рангику (пришлось ушить), поправила его перед зеркалом и нашла себя довольно привлекательной. Платье было, как выразилась Мацумото – коктейльное. С вырезом на груди (не большим, а как раз), длиной чуть ниже колена и приятного голубого оттенка.
Дверь приоткрылась со скрипом, и на пороге возник мрачный Хитсугая.
- С днём рождения, Широ-чан, - выпалила навстречу ему Момо.
Тоширо удивлённо уставился на неё. Потом – на платье. Потом отвёл глаза.
- Момо, ты что тут устроила?
- Не сердись, Широ-чан, - залепетала Момо, - я просто хотела.. Смотри, вот торт, вот салатики.. Я думала…
- Это уже не вернуть? – спросил Тоширо, указав на стол.
Момо покачала головой.
- Тогда придётся это съесть, - вздохнул Тоширо, присаживаясь за стол. Радостная Хинамори села напротив.
Они ели в полной тишине, и Момо первая её нарушила.
- Поздравляю с днём рождения, Широ.. Хитсугая-кун, - поправилась она, - только вот.. подарка у меня нет. Не знала, что тебе понравится.
- Ты мне нравишься, - тихо сказал Хитсугая, - то-есть, платье у тебя красивое, - тут же поправился он.
- Правда? – просияла Момо, - я думала, оно слишком открытое…
- Как раз, - хрипло ответил Тоширо.
Момо улыбнулась и съела кусочек ананаса.
- Ты сегодня такая красивая, - нервно сказал Хитсугая. – то-есть, платье.
- Да, платье, - согласилась Хинамори.
- И причёска, - добавил Хитсугая.
- И причёска, - согласилась Момо.
- Передай мне, пожалуйста, крабовый салат, - откашлявшись, сказал Тоширо.
Момо потянулась за салатом, и наклонилась так, что их лица оказались очень близко друг от друга.
Хинамори покраснела. Хитсугая отвернулся, нервно поправляя косоде.
- Держи, - Момо сунула ему в руки салат.
- Спасибо.
Момо поёрзала на стуле.
Тоширо сосредоточенно жевал салат.
- Может, выпьем? – осторожно предложила Хинамори.
- Давай, - согласился Тоширо и, налив себе рюмочку вина, залпом её осушил.
- Не так! – рассмеялась Момо, наливая себе и ему. – Надо чокнуться.. А давай на брудершафт выпьем?
- Не надо брудершафта! – решительно отказался Тоширо.
- Кстати, у меня есть тост! – заявила Момо, поднимаясь. Тоширо сглотнул, стараясь не смотреть, как платье красиво подчёркивает её фигуру.
- Сегодня у тебя день рождения, - заученно начала Хинамори, - и я хочу тебя поздравить. Ты отличный капитан, хороший человек и самый лучший друг… И я хочу выпить за то, чтобы ты всегда оставался моим другом! Потому что... в общем, с днём рождения, Хитсугая-кун.

«Чёрт бы тебя побрал, Хинамори», - думал Хитсугая, когда они закончили есть и Момо таки ушла в свой отряд дописывать отчёты, - «такая ты красивая, что глазам больно. А между нами этот дурацкий стол, этот дурацкий торт и эти дурацкие салаты! Да если бы ты знала, какой я хотел подарок! Если бы ты знала, Момо! Ещё и тост у тебя идиотский! Друг я, видите ли. И всегда останусь другом. Чёрт бы тебя побрал, Хинамори, вместе с твоим платьем, твоей причёской и твоей тактичностью!»

«Чёрт бы тебя побрал, Хитсугая», - думала Момо, дописывая очередной отчёт, - «я так вырядилась, причёску слепила, как дура, тосты произносила, наклонялась над тарелкой, как Матсумото-сан учила, даже банан съела, а ты меня даже в щёчку не чмокнул! Да если бы ты знал, какой я тебе хотела сделать подарок! Если бы ты знал, Хитсугая! Чёрт бы тебя побрал с твоим днём рождения!»

«Чёрт бы вас обоих побрал, дети нерешительные!» - думала Рангику, засыпая в объятиях Шухея, - «зря я Момо вырядила, зря на стол афродизиаков заказала, зря капитану журнал с эротикой подсунула! Сколько ж можно вас нос к носу сталкивать! Чёрт вас побери!»
Она вздохнула и подвинулась ближе к Шухею.

Никто из троих не собирался сдаваться.


Категории: Хинамори Момо, Хитсугайя Тоширо, Хитсугайя/Хинамори, Фики
комментировать 9 комментариев | Прoкoммeнтировaть
среда, 26 декабря 2012 г.
Magurumagiku 15:09:18
Запись только для зарегистрированных пользователей.
четверг, 20 декабря 2012 г.
А какое у нас число? А двадцатое! Magurumagiku 13:43:19
Много-много лет назад... у чёрта в Руконгае... с приходом первого снега (наверняка) родился...
ХИТСУГАЯ-ТАЙЧО!!!!!­!

С празником, милый Тоширо! Да прости меня за кавайные эпитеты! Хинамори тебе в объятья и Мацумото тебе работоспособную!
БАНЗАААЙ! ^_________________^­
­­
­­ ­­
Подробнее…­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­ ­­­­ ­­ ­­


Категории: Хитсугайя Тоширо, Хинамори Момо, Мацумото Рангику, Абараи Ренджи
комментировать 6 комментариев | Прoкoммeнтировaть
среда, 19 декабря 2012 г.
Всё должно быть настоящим Magurumagiku 18:08:05
Название: Всё должно быть настоящим
Автор: LENORE_Ai_
Фэндом: Bleach
Персонажи: Фонг Шаолинь, Хинамори Момо. Упомянуты: Хитсугая Тоширо, Мацумото Рангику, совсем косвенно - Шихоин Ёруичи и Айзен Соске.
Рейтинг: G
Жанры: Джен
Размер: Драббл
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание: Не бывает учителей - есть только ученики. Всё должно быть настоящим.
Посвящение: Искренним и сильным для искренности людям.
Публикация на других ресурсах: с оповещением меня великой)


Подробнее…–Знаешь, я не люблю говорить по душам, но иногда надо. В первую очередь – тебе. – Она подходит к кровати Хинамори и, выдохнув, перестаёт хмуриться, глядя на неё настолько ласково, насколько ещё позволяла субординация. – Поговорим о предательстве?

Капитан Сойфонг. Такая строгая и непреступная. Такая сильная… И когда-то слабая. Наверное, только по этой причине она и смогла заставить Хинамори снова взять в руки меч. Только потому, что сама была такой. Носилась с бессильным пока что клинком туда-сюда, пока тёплые руки наставника не направили силу в нужный поток. Тренировалась до потери сознания лишь для того, чтобы проснуться на коленях у своего личного божества. А оно – божество – будет, мягко улыбаясь, добродушно порицать чрезмерное упорство. А потом подаст руку и поможет подняться на ноги. И позволит украдкой смотреть на себя снизу вверх, даря наслаждение одним своим присутствием. Рядом с этим божеством всегда спокойно. Рядом с ним хочется быть гордой и статной – достойной его величия. Рядом с ним, рядом с ней…
–Не сотвори себе кумира. – Замечает Сойфонг, пока Момо кушает свой рисовый шарик.
–Простите?
–Хочешь знать, почему я ношусь с тобой?

Нет, от неё – строгого капитана второго отряда – мягких улыбок и приятных слов не дождёшься. Она тверда и голос холоден. Но и в ней есть тепло. Его на много больше, чем кажется.
–Потому что мы похожи. – Не дожидаясь ответа на свой риторический вопрос, произносит Сойфонг. – Мы обе были преданы. Преданы людьми, которых возвели для себя в ранг Богов. После того случая я поклялась, что никто для меня больше не будет Богом. Никто из живых не заставит меня трепетно дрожать в восхищении и любить всем сердцем. Я своё слово держу. И тебе советую.
Момо опускает глаза, улыбается.
–Спасибо, капитан Сойфонг.
Она не хочет интересоваться подробностями, хоть и любопытно. Хинамори просто благодарит.
–И ещё кое что. – Сойфонг поднялась. – Никогда не забывай того, кто предал тебя. Помни; не отворачиваясь, прими то, что произошло и стань сильнее. Сильнее ровно на столько, чтобы сражаться. И на столько, чтобы больше не допустить таких страданий. Духом ты слишком слаба. Тебе не хватает твёрдости.
–Я знаю.
–Тогда исправь!
– Резкий оборот. – Или хочешь всю жизнь рыдать в сторонке, прячась за спину Хитсугаи? Нет сомнений, что он тебя защитит, но кто защитит его?! Он же, если за его спиной ты, становится крайне уязвим! Хоть и практически непобедим. – Сойфонг выдохнула. – Хватит пользоваться им. Пользуйся собой. Хитсугая защит тебя – а ты защитишь своих близких. Для этого нужна сила. И гордость. Поимей ты наконец чувство собственного достоинства, Хинамори!
Лейтенант аж в комочек сжалась. Момо закусила губу, стыдливо опустив глаза. Сжала ручки в кулачки. Сойфонг смотрела на неё сверху вниз, ожидая ясного ответа. Ожидала и сама себе поражалась: ну почему сделала из себя няньку для этой бледной девочки? Если сейчас Хинамори не даст ответа, Сойфонг уйдёт. И плевать, что с этой тряпочкой будет. Сойфонг шумно выдохнула, собралась уходить, глядя, как лейтенантик прячет лицо за чёлкой. Но остановилась: Хинамори заговорила:
–Я никогда не думала, что буду всю жизнь прятаться за спиной у Хитсугаи-куна. И я не считаю его беззащитным или уязвимым. Никогда. Ни со мной, ни один – никогда. Не нужно больше говорить о нём таких слов. – Спустив ноги к земле, выпрямилась Момо, не поднимая глаз. – И у меня есть чувство собственного достоинства. Просто я ненавижу искусственные рисования ради показухи. Всё должно быть настоящим. Хочешь – смейся, хочешь – плачь. А иначе – ни чем не лучше нашпигованной эмоциями куклы. А Вы, капитан Сойфонг? – Подняла свои карие глаза на «няньку». – Чего хотите на самом деле? Какие испытываете чувства? Вы вообще радуетесь жизни? Люди вокруг – почему большинство такие показушники, ответьте мне. Я восхищаюсь Рангику-сан: она, когда хочет – грустит, когда хочет – смеётся. И я горжусь собой: я тоже могу смеяться и плакать, когда захочу. Всё должно быть настоящим. Вот как я считаю. – Хинамори опустила взгляд. Поджала слегка губы, прикрыла глазки, потом снова резко перевела взгляд на Сойфонг. Холодный взгляд её чёрных глаз пугал: Момо явно наговорила лишнего. Хотя отступать было поздно. Что сказала, то и сказала. Твёрдость до самого конца. Сойфонг закрыла глаза, выдохнув и сложив руки на груди. Хмыкнув, развернулась, сделала несколько шагов и бросила, остановившись:
–Экий ребёнок. Жизни ещё не знает, а такие вещи говорит.
И, вспомнив себя, не способную и мысли подумать вопреки начальству, не то, что слова сказать, добавила:
–Фонг Шаолинь. Моё настоящее имя.

Хинамори показалось, или голос прозвучал мягче? Капитан омницкидо ушла, а маленький человечек по имени Хинамори Момо осталась на тренировочной площадке вместе со своей Тобиуме. Тобиуме, вместе с которой юная шинигами станет в сто, нет в тысячу раз сильнее – и духом, и реяцу. Всё должно быть настоящим – как и ненависть к врагу – к Айзену Соске. Как и любовь к этой жизни. Как и то, что на веки вечные останется непоколебимой истиной: ничто в этой вселенной не может быть сильнее её желания жить.


Категории: Сой Фонг, Фики, Хинамори Момо
Прoкoммeнтировaть
четверг, 29 ноября 2012 г.
Какого чёрта вы не замечаете? Майгель 23:03:57

ты - мой патрону­с, девочка­, ты - мой лев


Какого чёрта вы не замечаете?
Автор: Хель (Ленивая лисица)
Бета: нет

Персонажи: Момо, Айзен, Мацумото, Тоширо, намёк на Ичимару/Мацумото и Хитсугая/Хинамори

Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Юмор
Предупреждения: OOC

Описание:
Момо устала от того, что Айзен-тайчо её не замечает, и решается всё очень оригинальным путём.

Публикация на других ресурсах:

только с разрешения автора, или же просто киньте ссылку.

Примечания автора:
Автор искренне верит в существование "тёмной стороны" у няшечки Момо, которая и заставляет её швыряться стаканами.
Автор искренне верит в умеющего удивляться Айзена.
Автор искренне верит в Хитсугая/Хинамори.

не обижайте автора : )

Подробнее…Всё началось с Мацумото. Собственно, с неё часто всё начиналось. Рыжеволосая шинигами была почти стопроцентным зачинщиком всего беспредела в Сейретее, и лишь несколько процентов у неё отнял впоследствии Айзен-тайчо. Но мы забегаем далеко вперёд, в то время, как история сия произошла ранее.
В то утро Момо Хинамори поняла, что её всё достало. Достало пахать до кровавого пота, отрабатывать приёмы кидо практически до совершенства, и ради чего? Чтобы понравиться тому, который на неё даже не смотрит. Вообще не смотрит. Так, окинет косым взглядом а-ля «что это ещё под ногами вертится», и дальше пойдёт. Притом рядом с ним ещё этот лисообразный вертится… Пардон, Ичимару-тайчо, надо соблюдать субординацию.
А тут ещё и капитан, пожелав ей доброго утра, куда-то отправился, оставив отряд на хрупких плечах Момо.
Вот тут-то и появилась рыжая змея-искусительница. Неизвестно каким образом пронюхав то, что пятый отряд пустует, Рангику провернула бурную деятельность, смотавшись от капитана и наведавшись к Хинамори в гости.
- Ты же понимаешь, надо иногда расслабляться. Ты меня прикроешь, я тебя прикрою, - ворковала Мацумото, устраиваясь на удобном диванчике в комнатке Момо. В руках у рыжей фукутайчо была уже откупоренная бутылка саке.
- Это у вас спиртное, да? – прямолинейно спросила Хинамори, и, дождавшись кивка Рангику, осмелела.
- А налейте мне. Стаканчик.
Мацумото даже обрадовалась – у неё не существовало принципов «не спои ближнего своего», к тому же прикинув, что она не алкаш – с зеркалом чокаться, Рангику щедро плеснула саке в подставленную Момо кружечку в забавный горошек, даже не удивившись такой странной посудине.
Хинамори махнула стакан залпом, тут же закашлявшись и ударяя себя кулачком в грудь, но после этого расхрабрилась ещё больше.
Через пару стаканчиков шинигами были закадычными подругами, и, сидя в обнимочку, делали самое женское из всех занятий – сплетничали о мужчинах.
- А Гин мне браслетик подарил, - оскалила зубы рыжая, обнажая запястье и с пьяной гордостью показывая украшение.
- А мне – ничерта! – злобно икнула Момо.
- Так ты же вроде… Тебе нравится Айзен-тайчо? – заговорщически подмигнула Мацумото.
- Ну да. Но он… хоть он и мой капитан… Рангику-тян, почему всё так… сложно?
- Я что тебе скажу – скотина он! – весомо произнесла Мацумото, наливая себе ещё.
- Не скотина! – возмутилась Момо, - он просто интеллигентный…
- Интеллигентная скотина, - заключила Рангику, отпивая.
Так всё и было бы тихо да мирно, если бы в Гобантай не заявился Тоширо, который был в культурном шоке от зрелища своего лейтенанта и подруги детства, кои сидели в обнимочку и уговаривали вторую бутылку саке. В итоге Мацумото была утащена за шарфик в свой отряд – отсыпаться, а Момо Хицугая пожалел и оставил наедине с пустой бутылкой.
«Наивный Широ-тян», - вздохнула Момо, доставая из-под дивана ещё одну бутылку.

К вечеру милая лейтенант Гобантая была пьяна практически в стельку. Она ещё не гоняла зелёных чертей, но была близка к этому. И когда вернулся Айзен, его взору предстала лежащая на диване Момо, в полураспахнутом шикахушо (а что, ей было жарко), и с бутылкой в руках.
- Хинамори-кун, - осторожно позвал её Соуске.
Момо оскалилась. Стакан в её руках полетел прямёхонько в голову капитану, тот едва успел увернуться, никак не ожидая такой подставы от тихони-лейтенанта.
- Я вам не –кун! – взбесилась Момо, - я девушка! Девушка!
Вскочив с дивана в порыве доказать свою принадлежность к прекрасному полу, Хинамори вполне ожидаемо пошатнулась, и упала прямо на Айзена, которому ничего не оставалось, кроме как подставить руки. Оказавшись таким образом в опасной близости к телу капитана, Момо тут же схватила его за воротник и затрясла. Правда, в силу разных весовых категорий, тряслась она сама, а Айзен просто смотрел.
- В-вы скотина! – торжественно провозгласила Момо, - интеллигентная!
- Момо, ты чего? – оскорбления себя любимого Айзен не выдержал, - ты с ума сошла? Как ты смеешь так себя вести?
- А какого чёрта вы не понимаете? – вскипела Хинамори, - ничего не понимаете! Я тут, видишь ли, тренируюсь, - она с трагизмом показала царапину на запястье, - а вы… уходите… не смотрите… как вы можете?
- Ты о чём, Хинамори? – сейчас Айзен действительно не понимал её, он никогда и не думал о своём лейтенанте, как о женщине. Ну девочка, ну старательная, ну милая, ну преданная. А дальше – ой, оставьте! Мало ей Хитсугаи, который по подруге с ума сходит?
Но очевидно, Момо не подозревала о чувствах Хитсугаи – единственная во всём Сейретее.
- Я вас люблю, чёрт бы вас побрал, - Хинамори покачнулась и потянулась целоваться, но Айзен увернулся и поцелуй пришёлся не в губы, а в подбородок.
- Момо! Тихо! – прикрикнул капитан, - послушай!
Но Момо не желала слушать. Она желала психовать, кусаться, лягаться, швыряться Кидо-заклятиями – в общем, стандартные желания отвергнутой женщины.
- Стой, Момо! – рявкнул Айзен, когда она схватила пустую бутылку, - я не могу с тобой встречаться!
Момо замахнулась.
- Потому, что я гей! – выдал капитан, закрываясь подушкой.
Момо подавилась. Стратегический ход подействовал. Не желая обижать лейтенанта и тем самым продолжать её истерику (убить-то нельзя), Айзен пошёл на риск. Он был уверен, что Хинамори после того, как проспится, всё забудет.
Хинамори пьяно икнула, успокоилась, свернулась калачиком прямо на полу и уснула. До постели дотащил её Айзен, по пути проклиная Мацумото, следы реяцу которой ощущались здесь в каждом вдохе.

Утром Момо была той же самой улыбчивой и радостной, даже не выказывая того, что у неё болит голова. Утреннее построение прошло, как всегда.
За завтраком же Хинамори невинно спросила:
- Айзен-тайчо, а с кем вы… встречаетесь? Не бойтесь, я никому не скажу! С Ичимару-тайчо, да? Или с Тосеном-тайчо? Не встречайтесь с Ичимару-тайчо, он Рангику-тян браслетики дарит… Лучше с Тосеном…
Айзен подавился чаем.
Кажется, именно с тех пор он окончательно решил смотаться из Сейретея и стать Королём Душ.


Категории: Фики, Хинамори Момо, Айзен/Хинамори, Айзен Соуске
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
вторник, 16 октября 2012 г.
Время всё расставит на места. Magurumagiku 16:46:22
Название: Время всё расставит на места.
Автор: LENORE_Ai_
Фэндом: Bleach
Персонажи: Айзен\Хинамори, Хитсугая|Хинамори, Абарай (мельком)
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Ангст, Повседневность, Даркфик, AU
Предупреждения: Смерть персонажа
Размер: планируется Мини, написано 4 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: в процессе написания
Описание: Время имеет одно противное свойство: расставлять всё на свои места. Сколько верёвочке не виться, а конец всё-равно будет. Гениальным людям порой не хватает осознания этоих простых истин. Зато чрезмерно чувство собственной правоты.



Глава 1.
Поминально-празднич­ный, кроваво-красный и осенне-печальный.


Подробнее…Прошлой осенью… Красные листья клёна так же, как и сейчас, осыпались с деревьев. Нет, они были даже краснее. Темнее – в тон её крови. Слишком яркое воспоминание – красный кленовый лист в лужице крови. Красное, красное, красное… Ничего зелёного, ничего голубого – только красное. И карие глаза. Да. Красное всё и её карие глаза.

Хинамори всегда была радостной и позитивной девушкой. Маленькой, энергичной, вечно улыбающейся девушкой. А ещё она была красивой. Тёмные волосы и глаза – чего тут необычного? Таких японок, как она, сотни, и многие старше, зрелее, взрослее. Но почему-то только Хинамори была красивой. Внутри неё что-то было красиво. Или в голосе? Или во взгляде? Что-то было. Но пока не ясное совершенно.
Не лучшая, но, определённо, самая старательная и примерная в классе. Она всегда с радостью брала дополнительные задания, внеклассную работу. Она на удивление хорошо могла организовать народ. Но была немного закомплексована и пуглива. Да, Хинамори боялась незнакомых людей и терялась в новом обществе. Ещё на церемонии поступления он заметил в толпе первогодок чем-то напуганную и опечаленную девушку. Только потом он понял, что она просто-напросто боится рот открыть в незнакомом обществе. Понял, решил помочь ей «втянуться». Дал дополнительное задание. Сподвиг на участие в приближающемся школьном празднике. Помог освоится. Дурак: знал ведь, что нельзя приближать к себе тех, кто в последствии ничем ему не поможет и пользы не принесёт. Да, у неё были определённые таланты, но именно они были не нужны. И, даже понимая это, Айзен не мог не помогать ей. Не мог не признавать то чувство тихой радости, которое испытываешь, наблюдая за успехами своего «протеже». Однако была проблема: время. Оно грозилось всё расставить на свои места. Эгоистов к эгоистам, амбиции к амбициям, а смертников… к могилам. Соске поздно очнулся – первый окрашенный в кровь кленовый лист уже сорвало с дерева, росшего за окнами класса. Третья осень с ней. Самая кровавая осень из последних.

–Это… Айзен-сан… – Тихо окликнул его тоскливо-близкий голос.
–Что случилось, Хинамори-кун? – Как ни в чём не бывало: улыбку на лицо, мягкий взгляд в глаза – обернёшься, забудешь о наступающем педсовете.
–Мы с ребятами из класса хотим пойти на любование клёнами. Я думала, что нужно будет и Вас пригласить.
Она стесняется его общества, она влюблена в него – просто школьная влюблённость ещё не созревшей психологически девочки в своего учителя. Ни нотки глубокого чувства – ни капли понимания. Нельзя её винить, она же ещё не достаточно взрослая для любви. У неё такая пора жизни – в её возрасте подрастающие девушки должны влюбляться. И, пусть и методом проб и ошибок, но познавать мир человеческих взаимоотношений. Жаль только, что если Айзену не удастся оградить её от себя, то это станет последней ошибкой Момо.
–Не бойся спрашивать меня: я с удовольствием пойду с тобой… и твоими друзьями.
«С тобой» - Повторил Соске про себя. Проследил, как она, поблагодарив его, птичкой подлетела к своим друзьям. Как удивлённо переспросил её Абарай – тот ещё бунтарь. Ещё бы: делать ему больше нечего, с учителями на праздниках гулять! Клён за окном окрашивался в непривычно-красные тона, хотя ранее его листья лишь желтели. А, нет: прошлой осенью они стали рыжими. «В этом году будет необычайно красная осень. Даже жёлтый клён краснеет.» - Соске вышел из класса, не торопясь, пошёл по коридору, не выпуская из головы ни радостного блеска карих глаз Хинамори, ни наливающегося кровью клёна. Отстранить её от себя, прервать её влюблённость – Айзен знает тысячу и один способ отвадить от себя девушку. И жестокие, и резкие, и аккуратные, и многие другие… Но от чего-то он лишь сближался с Хинамори Момо – даже не пытаясь прекратить этот «процесс».
Упав в своё кресло, Соске рукой откинул надоевшие волосы назад: ему надоела маска доброго преподавателя. Настоящий Айзен Соске – амбициозный и властолюбивый человек с большими планами на этот город, на эту страну – даже на весь мир. Настоящий Айзен Соске – самый одинокий человек во вселенной, тешащийся лишь своими собственными амбициями. Да… идеальный план, лишь только одного он не учёл: одиночества и… Хинамори. Да, она мешала ему. Она – её тёплые карие глаза, её радостный смех и маленькая, аккуратная фигурка, ручки с тонкими запястьями – она мешала Айзену отказаться от его образа. В маске тесно и, как бы кто не пытался согреть лицо, тепло его рук никогда не достигнет кожи сквозь толстый слой грима и штукатурки. А настоящего Айзена никто не полюбит. Бедная Момо – она даже не представляет, с кем связалась! Глупая девочка, которую так жаль.
Странно – кроме Хинамори были и другие влюблённые в Айзена, но лишь её эмоции грели. Маску. А раньше даже маску не грел никто. Может, ну всё это к чёрту? Притвориться, что маска – твоё истинное я. Через несколько лет так и будет. Но от этой мысли тошно на лице. Презрение к самому себе: слабак! Повёлся на чувства маленькой школьницы! Ей не суждено тебя понять. Она – лишь очередная глупышка, возомнившая себя истинно чувствующей! Ну, что ж, это весьма льстит: вряд ли она сумеет жить без него. Сорвать с себя маску прямо перед ней: пусть поймёт, как ошиблась. Это станет ей уроком. Научится понимать людей… Да, на этом красном фестивале любования кровавыми клёнами.

Осень. Соске открыл глаза. На его руку упал красный лист клёна. Просто смахнуть не выходит. Лишь смотреть: сожаление, ненависть, досада, воспоминания. Осень всё ещё, поминая маленькую девушку, плачет кровавыми кленовыми слезами. Да. Время всё расставило на места. Предателей – к предателям. Обречённых – к могилам. Айзена Соске – к осознанию и сожалению в глухонемом одиночестве.

Листопад – обильный на столько, что в глазах рябило от пестрящих цветов, наполнивших воздух. Улицы были устланы ярким ковром, а дворники бросили уборку: в ней нет смысла. Сегодня деревья будто решили разом сбросить всю свою листву: особенно старались необычайно красные клёны. Отражаясь в карих глазах, листья летели, кружась в бешенном вальсе – летели, летели, летели… Момо стояла рядышком, глядя с небольшого холма на яркий парк.
–Айзен-сан…
Соске слегка подался вперёд, переводя взгляд на ученицу. Такая красиво-хрупкая, такая болезненно-близкая.
–Спасибо, что Вы пришли. – Она, оторвав взгляд от пейзажа, повернулась к Айзену. – Я и правда очень рада. Это ведь мой последний год с Вами.
–А разве мы не можем видеться иногда после твоего выпуска, Хинамори-кун? Навещай родную школу.
–Да… – Она печально посмотрела вниз, прикрыв глаза. – Только, боюсь, у меня не получится. Простите… мои родители выбрали институт слишком далеко отсюда. Дорога… дорогая.
«Мы расстанемся раньше, чем ты думаешь.» Айзен поднялся с земли, подошёл к Момо, приобнял её за плечи, прижав легко к себе.
–Ты говоришь это так, будто я возненавижу тебя за это. Неужели я и правда кажусь таким монстром?
–Нет, что Вы, Айзен-сан, нет! – Встрепыхнулась Хинамори, подняв на него взгляд. Честность, искренность и открытость. Как жаль, что всё это – для маски, для оболочки. «Не смотри так, будто можешь увидеть меня истинного.» – Соске присел на колени, подтянул девушку к себе, усадил, прислонился к её щеке своей… Да уж: как раньше не понял, что заигрался с её чувствами? Как не заметил, когда отношения вышли за рамки «школьных»? Как не заметил, что сам звал девушку к себе, сам дал повод для развития её чувств. «Я первый начал!» - поздно понял, что здесь нет вины Момо – Айзен сам сделал её такой. И теперь, по его вине, она не сможет жить без него дальше. Это нужно исправить. Но не делать её несчастной. Как теперь? Она стала ему не безразлична. Ему нравилось ощущать на пальцах шёлк её волос. Ему нравилось слушать её смех. И прижимать к себе её маленькое хрупкое тельце. Нет, просто бросить нельзя: она же останется на веки несчастной, ведь, наверняка, полюбила эту жалкую пародию на настоящего Айзена. Значит… Прервать её жизнь, пока она счастлива? Так вот, к чему покраснели клёны. Решено: сегодня Айзен прервёт её жизнь. И постарается сделать это быстро, чтобы она не успела осознать всего. И боли не почувствовала.
–Ты не хочешь прогуляться? Мне немного поднадоел этот парк.
–Хорошо.

Он вёл её по безлюдным местам около дороги, мягко сжимая тоненькую ручку в своей ладони. Скоро… Скоро… Особо остро ощущалась прохлада стали у пояса. Солнце, коснувшись горизонта, залило всё рыжими красками, на деревьях почти не осталось листвы: двое шли в одиночестве по дороге, усыпанной кроваво-красными осенними «слезами». Шелестела река, искрясь оранжевыми бликами, шуршал под ногами празднично-траурный ковёр.
–Давай… посмотрим закат, Хинамори-кун. Такой красоты ни мне, ни тебе, никогда больше не увидеть.
–Да. Вы правы, Айзен-сан.
Девушка сегодня была на редкость не улыбчива. А все редкие улыбки казались печальными. Соске погладил её по волосам, желая подбодрить… перед смертью. Коснулся пальцами стали за поясом, ощутил дрожь. Впервые за долгое время он колебался в верности принятого решения. Не хотел убивать. Глубокий вздох.
–Хинамори-кун, скажи… Ты сможешь жить без меня?
Девушка медленно подняла на него глаза. В них – недоумение.
–Если, меня вдруг не станет, ты сможешь жить без меня? – Посмотрев в даль, на закат его прежней жизни, уточнил Айзен.
–Я не хочу думать об этом, Айзен-сан. Я себе этого не представляю.
–Понятно. –Закрыв глаза, Соске запустил руку под плащ, за пояс, сжав в пальцах так остро отдающую холодом сталь. – Спасибо тебе. Я действительно рад, что повстречал тебя, Хинамори-кун.
«Ты единственная пыталась дарить мне своё тепло, не утешаясь своими чувствами. Спасибо, что пыталась понимать меня. И прости, что ты ошиблась, что дарила тепло бездушной маске.»
–Хинамори-кун. – Стёрта с лица улыбка, удалена мягкость из голоса. – Посмотри на меня.
Они стояли, повернувшись друг к другу, всего пару секунд. Удивлённая и испуганная внезапной переменной, уколотая бессердечным холодным взглядом, Момо. В конец затерявшийся между собой и своим образом Соске. Эхом прогремел выстрел. Девушка оставалась на ногах совсем не долго: пошатнувшись, коснулась пальцами своей раны, умоляюще взглянула на любимого учителя, ставшего куда важнее, чем просто преподаватель. Она даже не сказала: ни слова о том, что хотела. Не успела, а собралась прямо перед тем, как он попросил взглянуть в его глаза. Она хотела... но не успела рассказать… о том, что полюбила другого. Айзен убил её и… даже не объяснил, за что.

Образ: совсем нечёткий, но въевшийся в сознание: красный кленовый лист, плавающий в лужице крови. Соске положил руки на колени, глядя на перечёркнутый свет на полу камеры. А ведь умел мастерски заметать следы. Продумал алиби, свои действия… Но ошибся: не мог же даже и представить что, увидев, как жизнь покидает её маленькое тело, не сможет сдвинуться с места. Дождался, пока друзья не пойдут её искать. А до этого просто стоял, глядя на то, как осенние краски дополняет кровавый окрас смерти. А бесполезно было бежать: зачем? Даже показывать своё хладнокровие не перед кем. Действительно, для кого хладнокровничать? Перед заходящим солнцем выпендриваться? Перед мёртвым телом, в котором больше нет той самой – дарящей тепло?
А было не больно. Тот удар, который ему прописал Хитсугая. Те слова. Те скрученные за спину руки. Было совсем не больно. Было только жаль. Жаль, что просчитался: всё учёл в своём идеальном плане, кроме… Хинамори. Её тёплые карие глаза не учёл, её радостный смех и маленькую, аккуратную фигурку, ручки с тонкими запястьями, свою любовь – просчитался, заигрался в доброго учителя. Дурак. Не сумел вовремя понять. Понять, что на самом деле осень плакала не по Момо. Осень плакала по нему – по Айзену Соске. А сегодняшние красные листья – лишь отголосок воспоминаний, горько-сладкий сон об аромате её волос и шёлке кожи.

Расставило. Время всё расставило на свои места. А спустя год пришло на его имя всего одно письмо с несколькими словами на чистом листе бумаги:

«Айзен-сан, я могу жить без Вас. Могу и живу. Спасибо и… прощайте.


Пока просто раненная, но не убитая,
Хинамори Момо.»


Категории: Айзен Соуске, Айзен/Хинамори, Фики, Хинамори Момо, Хитсугайя/Хинамори, Хитсугайя Тоширо
комментировать 9 комментариев | Прoкoммeнтировaть
четверг, 6 сентября 2012 г.
Смеясь, она танцует под дождём. Magurumagiku 18:49:40
Название: Смеясь, она танцует под дождём.
Автор: LENORE_Ai_
Фэндом: Bleach
Персонажи: просто Момо, Дождь, Тоширо. Призрак блич-фанатов, Айзена и Мацумото Рангику. Пейринг односторонний (о как!) Тоширо\Момо
Рейтинг: G
Жанры: Гет
Размер: Драббл, 4 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание: Кто-то любит дождь. Кто-то ненавидит. Кому-то всё равно. Сколько людей, столько и мнений. Момо всегда это знала. Кто-то любит её. Кто-то ненавидит. Кому-то на столько всё равно, что они даже не запоминают её имени. Момо – она как дождь.
Примечания автора: Вот надоело мне сравнивать Момо с солнышком. Пусть будет дождиком.

Подробнее…Кто-то любит дождь. Кто-то ненавидит. Кому-то всё равно. Сколько людей, столько и мнений. Момо всегда это знала. Кто-то любит её. Кто-то ненавидит. Кому-то на столько всё равно, что они даже не запоминают её имени. Момо – она как дождь. Счастливый дождь, короткий сильный ливень, возникающий внезапно, из «неоткуда» и исчезающий на долгие месяцы. Этот дождь может настигнуть любого: Хитсугаю, Рангику, капитана Айзена… любого и, хоть и не на долго, хоть краешком, но обдать прохладой или же промочить насквозь одежду. Момо, как дождь, появляется и исчезает – мимолётный летний ливень, дающий планете питьё. Момо верила – её ненавидели, но она верила – она нужна в этом мире. Для чего-то она нужна. Кто-то нуждается в ней. Кто-то любит дождь.
Да, такие люди были. Момо знала – есть совсем рядом человек, который любит её всем сердцем. Он как-то сказал, что любит проливной дождь и никогда от него не убегает. Он часто бывал рядом – он любил дождь, он любил Момо. Ради него она будет. Сколько бы людей её не ненавидели, сколько бы не плевали в спину – Момо будет. Ведь ненависть к дождю не отменит летние грозы. Вот и Момо не исчезнет. Такая маленькая – у неё очень большая душа. У неё маленькое тело, вмещающее огромное сердце… сердце, ни одного своего удара не посвятившее самому себе.
Никогда не жить ради себя. Ведь в ней нет того, ради чего стоит сражаться. В ней нет ничего – она просто упадёт на землю очередной каплей и исчезнет, почти мгновенно впитавшись. Дождь – он такой же. Дождь – её родной брат. Дождь, никогда не идущий ради самого себя – он идёт ради тех, кто его любит, ради тех, кто им живёт. Он умирает ради них, превращаясь в живительные соки растений. Он исчезает в истосковавшейся по нему земле и уже через несколько часов не оставит о себе ни единого напоминания – лишь радостно шуршащую зелень. А ненавистники будут рады, расслабляясь в тени деревьев и не задумываясь о том, что благодаря Дождю у них есть тень.
Как Тоширо есть благодаря Момо. Ну, так сказала Рангику. Это заставило Момо жить. Ещё есть кто-то, кто любит её – его любовь придаст ей сил для очередного вздоха, очередного шага. Она ценит его. Он – само право на её существование. Момо хочет жить, но понимает, что, как и Дождь, осознав счастье соединять такие далёкие небо и землю, она исчезнет в голодной и томимой жаждой земле. И Момо уже не будет собой – она будет тенью крон и мягкостью молодой травы. Но Дождём она уже не будет.
Момо – Дождь. Её век не долог… поэтому она хочет жить! Каждый новый ливень вызывает в ней грусть – умирает очередная душа, давая ростки для будущих поколений. Оставляя своё наследие и питая почву своими эмоциями. Но Момо, смеясь, выбегает танцевать под дождём – она танцует с ним – для него это в последний раз – он падает на её лицо и умирает в складках её одежды, а она, счастливо смеясь, шепчет: «Всё не просто так, всё не просто так!» Смеётся… и плачет. Момо – Дождь. Она знает, что однажды умрёт так же. И она всем сердцем желает перед смертью упасть в руки человека, которого сделает счастливым. Хочет услышать его смех, увидеть его улыбку – понимать, что «всё не просто так», что будут шуршать зелёные кроны, что будет мягкой молодая трава. Что будет жить он. Всё не просто так.
Однажды небо заберёт её к себе. И тогда она обретёт свою истинную сущность – и, смеясь, под ней, под Дождём, будет танцевать уже другой человек – тот, ради кого билось её сердце, тот, кто любил и любит до сих пор… дождь.
Тоширо любит дождь. Но он никогда не будет танцевать, смеясь, под дождём. Ведь, если Момо станет дождём, он никогда не сможет её обнять. Его чувства не найдут в ней отклика и при жизни – как ненависть людей не находит отклика в Дожде. Да, она не будет любить его – она будет любить только его любовь, не более. Но он будет любить её. И для счастья будет достаточно лишь наблюдать за тем, как она, смеясь, танцует под дождём, прощаясь с ним. Смеясь… вопреки всему. И, если эта немного сумасшедшая девочка позволит, он тоже будет стоять рядом с ней под дождём, рядом с её танцем. А дождь будет нашёптывать ему, какая у неё мягкая кожа и какие у неё горькие на вкус слёзы. А ещё он, умирая, шепнёт, что Момо - самый желанный цветок в чьём-то саду. Цветок, который никогда не будет сорван. Цветок, который всегда, смеясь, будет танцевать под дождём. Самый счастливый, самый маленький и несчастный цветок – хрупкий лейтенант пятого отряда, маленький лейтенант с большой душой – просто Момо. Момо, ради которой живёт Тоширо. Маленькая и любимая Момо, в которой никогда не найдут ответа его чувства – она даже не позволит ему станцевать под дождём вместе с ней, ведь это – потайная дверца её души, дверца, ведущая в безумие.


Категории: Хитсугайя/Хинамори, Хитсугайя Тоширо, Хинамори Момо, Фики
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
пятница, 31 августа 2012 г.
лето - RIP. Magurumagiku 08:02:46
Собственно, сочувствую погибшему лету, и капитану Кучики. А почему Бьякуе? Нет, не угадали. Не потому, что он этим летом "скончался", а потому, что каких-то 200-150 лет назад в этот день родилась главная головная боль шестого отряда!
И так, С ДНЁМ РОЖДЕНЬЯ, АБАРАЙ РЕНДЖИ!
­­
­­


Категории: Абараи Ренджи, Арт, Хинамори Момо, Кира Изуру, Скриншоты
комментировать 20 комментариев | Прoкoммeнтировaть
четверг, 16 августа 2012 г.
Comatose Magurumagiku 19:20:28
Это видео демострировалось на нашем аниме-фестивале.
Это видео - мой дебют на фестах ** Дебют, как АМВ-мейкера.
Skillet - Comatose

­­


Категории: Видео, Хинамори Момо, Хитсугайя Тоширо, Хитсугайя/Хинамори
комментировать 36 комментариев | Прoкoммeнтировaть
пятница, 3 августа 2012 г.
арт. WoodElf 09:16:32
 
Работа моя.
Взяли отписались.
Не знаю уж как там оО я не мастер в фотошопе.
Подробнее…­­

Категории: Хинамори Момо, Арт
комментировать 14 комментариев | Прoкoммeнтировaть
четверг, 12 июля 2012 г.
Неконтролирующий Magurumagiku 13:35:04
Название: Неконтролирующий.
Фендом: Bleach
Пейринг: Хитсугая\Мацумото, Хитсугая\Хинамори, Хисаги Шухей, Кира Изуру, Куросаки Ичиго, Абарай Ренджи, Кёраку Шунсуй, массовка...
Рейтинг: R
Размер: Миди.
Жанры: Гет, Ангст, Драма, AU
Статус: Закончен.
Предупреждения: OOC, Нецензурная лексика, Ченслэш
Описание: Горнолыжные склоны обычно отличают по цветам -- зелёный, синий, красный и чёрный. Однажды попробовав чёрный склон, на зелёный возвращаться не хочешь -- не тот уровень риска. А что, если рискнуть чувствами?
Тоширо всегда знал простую истину -- не откатав один склон, не суй носу на более сложный. Но сам же её и нарушил. Правда, не на склонах. Почему? Может, более высокий уровень оказался слишком соблазнительным? И как теперь вернуться к тому, что всем сердцем любишь, если мимолётная интрижка не хочет отпускать?
Примечание: Понимаете, мне просто стукнуло нечто, что в драббл не влезет 0.0 Кстати, это Альтернатив стори. Никаких шинигами.
Публикация: Где угодно, но пришлите, пожалуйста, ссылку

Глава 1. http://beon.ru/test­s/962-840.html Надоевшие зелёные, но не надоевшие карие.
Глава 2. http://beon.ru/test­s/963-556.html Ошибка.
Глава 3. http://beon.ru/test­s/964-232.html Оживляемый против воли.
Глава 4. http://beon.ru/test­s/965-159.html Пьянь.
Глава 5. http://beon.ru/test­s/972-108.html Я обещаю исчезнуть.


Категории: Хинамори Момо, Фики, Хитсугайя/Хинамори, Хитсугайя Тоширо, Мацумото Рангику, Хитсугайя/Мацумото
Прoкoммeнтировaть
среда, 27 июня 2012 г.
Magurumagiku 19:26:29
Запись только для зарегистрированных пользователей.
среда, 20 июня 2012 г.
Я не плачу... Magurumagiku 05:25:51
Название: Я не плачу...
Автор:Ai
Фэндом: Bleach
Персонажи: Хитсугая Тоширо, Хьёринмару, Хинамори Момо. Упомянуты Мацумото, Айзен и Кира с Куросаки.
Рейтинг: G
Жанры: Гет, Джен, Ангст
Размер: Драббл, 3 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен
Описание:Слёзы -- на сколько они важны? И нужно ли вообще плакать взрослому (хоть и не внешне) человеку, занимающего высокий пост? Что такого особенно ценного несут в себе слёзы? Хитсугая Тоширо на собственной шкуре ощутил, какого это - не плакать.
Публикация на других ресурсах: Мне нужно только дать ссылку на место, где Вы опубликовали.
Примечания автора: Я легла спать, и на меня навалилась идея. Она не давала мне покоя. Я вскочила, понслась к компу, открыла ворд и приенялась писать. Что вышло, то вышло.
Кстати, Тоширо получился ближе к концу какой-то слоупок. Простите уж.




Подробнее…Я никогда не плачу.

В детстве, когда порой били из-за того, что я такой «странный», никогда не плакал. То, что глаза слезились от пыли – это не настоящие слёзы.
Когда осознал, что своей силой причиняю бабушке боль, осознал, что придётся её бросить… одну… Я не плакал.

Я никогда не плачу.

Мне бывает омерзительно больно, досадно, хреново, обидно… но я не плачу. Я неосознанно заменяю слёзы. Чаще – яростью. Иногда – отстранённостью. Совсем редко – апатией. Скажете, это хорошо? Конечно, ведь я парень, да ещё и капитан… Так и нужно – не плакать. Это правильно. Всё так и должно быть. Естественно. Да. Это хорошо. Пока опять не захочешь заплакать.

Я не плачу.

Поэтому я, как никто другой, понимаю ценность слёз. Их важность и незаменимость. Со слезами уходит боль. Уходят и досада с обидой, становиться не так хреново на душе… Как же я иногда завидую Хинамори… ей легко плакать. Она часто плачет, много. Поэтому она и такая светлая, такая нужная и тёплая. Поэтому ей легко улыбаться. А я? А мне не выпустить весь негатив никак иначе, кроме как разрушая. Но разве так выпускают негатив? Нет, так выпускают только энергию. Негатив не уходит с яростью. Он уходит только со слезами.

Я. Не. Плачу.

Даже когда она лежала передо мной полумёртвая; преданная, растоптанная и униженная человеком, которому больше всего доверяла. Даже когда дрожал мой голос… я был в ярости. Но я не плакал. Тогда это было даже лучше: перед кем угодно, да хоть уткнувшись лбом в грудь Мацумото! -- всё лучше, нежели перед ним хотя бы пустить слезу.

Я не плачу.

Даже когда хочется безумно сильно обнять кого-нибудь и прижать к себе. Кого-нибудь, нужного и незаменимого, а его рядом нет. Он лежит где-то в больничном корпусе четвёртого отряда. Под капельницей, не приходя в себя. Когда руки так и просят: приди к ней, обними её, извинись и не отпускай. И, понимая, что её мысли не обо мне, и я буду ей «третьим лишним», я не плачу. Нет у меня такого свойства, такой функции. Я всё держу в себе.

Я не плачу. Плачет небо внутри меня.

Плачет снегом, когда просто хочется выпустить боль. И плачет проклятым яростным бураном, когда ненависть смешивается в омерзительный коктейль с чувством вины. Оно плачет внутри меня, ничего не выпуская. Я не плачу. Оно – плачет. И всё остаётся внутри, превращаясь в нечто липкое, тягучее и грязное. И я тону в этом. Последнее время, начал особо ясно ощущать, что тону. Солнца давно не было. Куда-то оно делось, не давая этой грязище хотя бы подсохнуть. Меня будто заносит собственным снегом. Я всё чаще падаю, спотыкаясь о сугробы, пока брожу по внутреннему миру. Меч говорит: ты плачешь.

Я не плачу.

А хотелось бы. Иногда. Например, когда выглянуло долгожданное солнце, пусть и слабенькое, пусть и с мешками под глазами, когда я впервые за долгое время улыбнулся. Когда вернулся тот, кому я готов дарить свои улыбки. Когда на душе стало в разы теплее… И, поняв, что это солнце проснулось, чтобы светить не для меня, согревать не меня, я был зол. Просто зол. На того, кто отнял у меня солнце. Кто сделал моё солнце таким. И было больно. Обидно за неё. Однако, даже в полном одиночестве, в тишине… думая обо всём, что только могло бы усилить «болевые ощущения»… Я не плакал. И было от этого безумно хреново. Тогда я впервые остро ощутил потребность в таком простом и человеческом: в плаче. Конечно, я и раньше понимал, что без слёз больнее, но тогда… Я хотел заплакать, мне было даже как-то интересно это… Но я по-прежнему, сколько бы не думал о плохом, смотрел на мир сухими и тусклыми глазами… Редкий случай, когда слёзы были заменены апатией. Ненадолго, конечно. Не такой я человек. Не зацикливаюсь.

Я не плачу. Я капитан и мне нельзя.

Я убил своё солнце. Я думал о том, что убил её. Резало вены, пронзало сердце… эхо её голоса. Просто разрывало на куски. Чем заменить слёзы? Мне нечем было дышать, я крепко сжимал только её, чувствуя, как она прижимается щекой ко мне… Даже спрашивая, «за что», она так доверчиво прижимается… Моё солнце… Моё тепло… Такое холодное… Небо внутри меня разразилось бураном, на столько небывалым и сильным, что оно вырвалось наружу с криком.

Лучше бы со слезами. Хотя бы чуть-чуть. Хоть одну маленькую слезинку. Мне стало бы легче.

Но я не плачу. Ледяной капитан десятого отряда не плачет. Он – гранит, и ходит с неизменным выражением лица, издалека напоминающим кирпич, ага. Он не плачет. Он всё держит в себе и никогда не показывает боли. В её чистом виде. Он заменяет проявление боли на ярость и гнев. На отстранённость и безразличие. Он меня достал. Будь «он» проклят. Не хочу быть им. Хочу хотя бы раз заплакать. Хотя бы маленькую слезинку смахнуть с ресниц.

Но. Не. Единой.

Проживу вот так вот всю свою жизнь, ни разу не всплакнув. А Хинамори будет плакать так, как будто она хочет выплакать и мой негатив. Верит в возможность этого? Пусть верит. Я тоже буду верить в то, что это так и есть. Нет, как ни крути, а я иногда чертовски ей завидую. Она может много плакать. Она девушка, хоть и лейтенант. А мне нельзя. Не просто нельзя, я не могу. Не моё это – слёзы. У меня со слезами такие вот «взаимоотношения»: я обхожу их стороной, они меня – тоже. Взаимное отстранение. Ну и нормально. Только больно очень.

Я не плачу, плачет небо внутри меня.

Но как же меня бесит то, как оно плачет! Это не дело. Мне не нравиться. Я хочу дождь. Вот хочу и всё! А меч говорит: ты редко, но как ребёнок. А я хочу. В своём внутреннем мире имею полное на это право. Плакать. Хорошо, ладно, про «плакать» -- отставили. Мои взаимоотношения со слезами уже давно ясны и понятны. Но дождю-то я чем не нравлюсь? Краем уха слышал, что у Куросаки в душе часто идёт дождь. Как вам всем, чёрт вас подери, везёт! У одного – дождь, другая – плачет. А мне больно. Мне одному так больно? У одного такая фигня на сердце? Что хочется заплакать, а не могу!? Одного меня это всё достало до такой степени, что я позволил себе подобное ребячество? Похоже, одного. И поделиться с этой проблемой не с кем. Только с ним, который и так знает. К слову, Хьёринмару мог бы и «просигнализировать» тогда, над фальшивой Каракурой, что я зря мечом махаю. Как же всё достало. И наружу так и проситься. Вот, пожалуйста! Мне теперь не чужд сарказм. «Мацумото, ты, как всегда, вовремя, и отчёты все сделала…»; «Здорово, товарищ Бог. Просто потрясающе!»; «Ну-ну, а лейтенант у меня по-прежнему трезвенник и монашка, куда деваться». Вымораживает аж. И сам к себе – такого же отношения. Скептично-саркастичного. Отчего-то меня это бесит. Лучше бы я беситься не умел. Но плакал. Вот, опять. Опять я вспоминаю про эту ампутированную при рождении функцию. Похоже, все мои проблемы действительно из-за того, что я всё держу в себе.

Я не плачу. Доведите меня до слёз – хоть в мужья, хоть в жёны отдамся. И пол-отряда в придачу. Как пресловутая «царевна-несмеяна», только «чуть-чуть» задача другая. Ну же, кто первый?

А я по-прежнему не плачу. Да, да, это снова я. Капитан десятого отряда. Который не плачет. Которому по барабану. Хинамори пришла. Нет, мне отнюдь не по барабану: от чего она пришла вся зарёванная? Почти подскакиваю из-за стола, почти в шунпо «подлетаю»: «Хинамори, что случилось?» А она надрывисто шепчет. Усаживаю на диван, наливаю воды в стакан, протягиваю ей. «Солнце» делает глоток и уже яснее шепчет: ей страшно. Руки дрожат, потому стакан я у неё предусмотрительно забираю. Почему страшно? Сажусь рядом, приобнимаю за плечи. Хочу успокоить. Это уже не «пусть плачет». Нет. Меня это действительно беспокоит. Слёзы, причин которым я не знаю. Она утыкается лбом мне в грудь, прижимается, всхлипывая. Говорит: «Мне страшно. Я полюбила, и теперь мне страшно.» Полюбила? Теперь и мне страшно. Уж не Киру ли? Нервно сжимая в кулак ткань её косоде, предполагаю я. Про себя, конечно же. Однако, «кого?» -- говорю в слух. А она обнимает меня обеими руками и только сильнее плачет. Мотает головой. Кого же она так полюбила, что ей аж страшно? Глажу по волосам. Не знаю, что делать, когда к тебе приходит кто-то близкий, дорогой, любимый (!), весь в слезах. Не умею успокаивать. «Спокойно, всё образуется. Не глупи, Хинамори! Скажи, кого, может, могу помочь.» Простите? «Могу помочь»? Если только подослать Мацумото. Ну и пофигу. От её слёз самому тошно на душе. Она не просто выплакаться собралась, она в растерянности и запуталась. «Хинамори…» -- начинаю говорить что-то.
--Да тебя, дурака! – Выкрикивает она, поднимая голову.
Ошалел. Думал, что послышалось. Однако нет: смотрит. Ждёт. Руки дрожат, сжимая края моего хаори. Она ждёт ответа, ждёт… а потом просто резко «роняет» голову на «прежнее место». Снова разносятся по кабинету тихие всхлипы.

Я не плачу. Стоп. Кого она там полюбила?

--Момо… -- Сам не заметил, как назвал её по имени. Нужно сделать глубокий вдох и успокоиться. Н-да… Кто же знал? Успокоившись, улыбнулся. Так давно не улыбался. Снова погладил её по волосам, посадил ровнее, головку приподнял… Прижался к её щеке своей, обняв. Почувствовал кожей слёзы. Не мои, да. Но на моих щеках. Может, психика и обманется. Я люблю её. Я люблю моё солнце, мою Хинамори. И от этого…

…небо внутри меня плачет тёплым дождём. А я по-прежнему – не плачу. Я теперь счастлив. Мне не нужно плакать. Нужно только солнце рядом. Только и всего.


Категории: Хитсугайя Тоширо, Хитсугайя/Хинамори, Хьёринмару, Фики, Хинамори Момо
комментировать 3 комментария | Прoкoммeнтировaть
вторник, 19 июня 2012 г.
Ненависть. Magurumagiku 06:24:35

Название: Ненависть.
Автор: Ai
Фэндом: Bleach
Персонажи: Хинамори Момо, Айзен Соске, Хитсугая Тоширо
Рейтинг: G
Жанры: Джен, Ангст
Размер: Драббл, 2 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен.
Описание:
Тише, тише. Ненавидь.
Ненавидь себя, давай.
Тише, тише, лишь не плачь.
Ненавидь меня...

Публикация на других ресурсах: Сообщите мне, куда и дайте ссылку )
Примечания автора:Мы знаем, что видели капитаны в небе над фальшивой Каракурой, но не знаем, как именно там оказалась Хинамори... под ударом меча? Это мои фантазии на тему иллюзии Айзена со стороны Момо.



Подробнее…Хинамори медленно приходила в себя под звуки битвы, ведущейся высоко в небе. Благодаря лечению Киры ей было уже намного лучше. Она даже могла, в случае чего, подняться и принять участие в битве. Тело позволяло. Сев, Момо окинула взглядом смотрящих в небо Ибу и Киру. Подняв глаза в высь, девушка толком ничего не увидела. Куда-то пропали звуки сражений…
--На что Вы смотрите, Кира-кун, Иба-сан? – Спросила она, но ответа не получила. Даже какой-либо реакции не последовало.
--Они не услышат, Хинамори-кун.
Знакомый до боли в прямом и переносном смысле голос… тот самый… когда-то любимый а сейчас… Момо медленно обернулась. В её сторону шёл… капитан Айзен. Нет, просто Айзен. Буквально подпрыгнув на ноги, девушка схватилась за рукоять меча.
--Я смотрю, ты почти не изменилась. Всё так же цепляешься за прошлое? – Сосуке намеренно изобразил на своём лице именно то выражение, с которым он играл свою роль доброго капитана.
Хинамори шагнула назад, бросила взгляд на лежащих без сознания практически под её ногами лейтенантов.
--Кира-кун, Иба-сан! – Позвала она, но с их стороны всё та же тишина. И взгляды, по-прежнему устремлённые в небо.
--Они не услышат. – Повторил предатель. Человек, бывший когда-то едва ли не богом в её глазах. Теперь – дьявол, сатана, падший в глубины ада. – Они не видят ни меня, ни тебя, пришедшую в себя. – Он сделал очередной шаг к ней, и Хинамори не выдержала – наугад выбрав хадо, она выстрелила им в «свергнутого с пьедестала». Тот переместился на одну из крыш.
--Если ты думаешь, -- начала она, -- что по-прежнему выглядишь в моих глазах невинным капитаном Айзеном, то ты ошибаешься! – Больше заверяя себя, чем его, прокричала она, подбегая к зданию, на котором Соске стоял, и поворачиваясь к нему лицом. – Айзен Соске, ты -- враг Общества Душ!
--Как тяжело заверить себя саму. Верно, Хинамори-кун? Ты всегда была чрезмерно впечатлительной. Ты не способна возненавидеть. – Он разворачивается, скрывается с глаз